Моя жизнь — музыка

В зале Дома культуры моряков, где проходила встреча с Аркадием Островским, автором музыки к песенке «Пусть всегда будет солнце», не было свободного места. Регина Диденко дирижировала хором, но когда композитор заиграл свой шлягер, переключилась на зрителей: люди просто не могли не подпевать!

Юлия ЯГНЕШКО

«Музыка в моей жизни с рождения, - говорит Регина Семёновна Диденко. - Родом я с Украины, из Николаева. Росла в интеллигентной семье. Папа работал инженером-экономистом крупного завода, а мама была пианисткой.

В пять лет я уже подбирала на мамином кабинетном рояле ноты. И мне пригласили учительницу, в своё время обучившую и маму. Анне Фёдоровне Труневской было уже лет 80. Специального образования она не имела, но получила хорошее домашнее воспитание в царское время.

Если я не угадывала ноту, старушка больно щёлкала меня по пальцу. Потом хватала его и долбила им по клавише: «Ми! Ми! Ми!»

Я плакала. Но она своё дело сделала, подготовила меня к музыкальной школе. Только училась я недолго — началась война. Уж не до нот и гармонии...»

Смутили сапоги

Летом 1941-го отца, Семёна Николаевича, командировали в посёлок Гвоздец Ивано-Франковской области, что рядом с границами с Румынией, Венгрией, Польшей.

«И вот ночью телефонный звонок, - вспоминает наша собеседница, которой в ту пору исполнилось 11 лет. - Папа поговорил, положил трубку и сказал: «Война...»

Ему поручили вывозить семьи специалистов в Николаев. Женщин и детей посадили в грузовики. Папа ехал в первом, рядом с водителем, и всю дорогу держал в руке наган.

Вдруг из леса выходит военный с биноклем. Отец хотел дорогу у него спросить, но почему-то раздумал, не остановил машину.

А потом нам встретились колхозники с вилами. Спрашивают отца: «Чы вы бачылы по дорози офицера?… Так це не наш. Це нимець в наши форми!» («Видели по дороге офицера? Так это не наш. Это немец в нашей форме».)

Папа потом говорил, что его смутило в человеке из леса: сапоги у того были начищены до блеска...»

Радость и горе

Семёну Николаевичу на заводе давали бронь, но он добровольцем ушёл на фронт. Объяснил:

- Иду по улице, и мне кажется, что на меня пальцами показывают. Почему не на фронте, как мой сын?.. Почему не забрали, как моего мужа?..

В 1943-м году он пропал без вести на Малой земле (плацдарм южнее Новороссийска, - прим. авт.).

«Мама, бабушка с дедушкой, я и сестрёнка пережили ещё несколько эвакуаций, - рассказывает Регина Семёновна. - В августе 1941-го, когда фашисты подошли к Николаеву, уехали в Ворошиловград. Сегодня это Луганск. Немецкие войска снова подошли, и мы бежали в Куйбышев. (Сейчас городу вернули старое название — Самара, - прим. авт.).

Конечно, о музыке пришлось забыть и маме. Она устроилась на работу в ремесленное училище, воспитателем.

В Куйбышеве мы и встретили Победу. Все вышли на улицу. Не зная друг друга, люди обнимались и плакали. От радости: мир! И от горя. Ведь у каждого кто-то погиб».

… И томно вздыхали

После школы Регина поступила в пединститут Николаева, на филфак, но диплом получила уже в Калининграде, как одна из первых выпускниц нашего пединститута.

Первый праздник песни в Светлогорске, 1972 год. Регина Диденко - главный дирижёр. Позади оркестра сводный хор (600 ребят из пионерских лагерей).

«А приехала я в 1949 году, - рассказывает Регина Семёновна. - Рядом с Королевским замком ещё стоял памятник Бисмарку. Весь зелёный от патины и с пробитой осколком головой».

В 1952-м году, закончив институт, она уехала в Советск, где три года отработала по направлению учителем русского языка и литературы в школе №4».

Регина Семёновна достаёт пухлую папку с чёрно-белыми фотографиями и продолжает:

«В Советск на гастроли приехал Калининградский драматический театр. Знакомый представил мне артиста Игоря Диденко. Как оказалось - моего будущего мужа. Красивый очень был мужчина!

Я повела ребят на спектакль. Заметив, что мы с Диденко знакомы, поголовно влюблённые в него старшеклассницы упросили позвать артиста в гости.

Позвала. Они ему и пели, и играли, и томно вздыхали, а он не сводил глаз с меня. Потом катал на лодке, мы гуляли, год переписывались и поженились.

Вот мой красавец».

И перебирает снимки Игоря Фёдоровича в разных ролях.

«Мы были контрастной парой: блондин с голубыми глазами и жгучая брюнетка. Здесь мне 25 лет, - Регина Семёновна показывает уже свой портрет. Улыбается: - Разве можно не влюбиться?!»

Хор гинекологов

В годы работы в Советске в учебную программу ввели уроки пения. А учителя в школу не дали. Регину вызвала директор:

- Вы будете вести пение. Другого выхода нет!

И не разрешила возражать. Так с её благословения и началась музыка в жизни Регины. Уже как профессия.

Продолжилась в Калининграде, куда она уехала с мужем. Сначала в 14-й школе, потом в 7-й. Потом была учёба на музыкально-педагогическом отделении московского института.

Начала писать диссертацию. Но собрав материалы на вторую главу, Регина узнала, что беременна. Ушла в академический отпуск и не вернулась.

«У нас уже была старшая дочь, а тут врач мне говорит: «Бьются два сердца». Двойня! И действительно родились Слава и Леночка».

Диссертация по семейным обстоятельствам не состоялась, но Регина Диденко всё равно заняла заметное место в музыкальном мире Калининграда.

Руководила хорами в военно-морском училище и КВИМУ, в Доме культуры рыбаков и даже... в областном роддоме.

«Во время беременности меня наблюдал главврач областного роддома Виктор Львович Лапидус, - объясняет Диденко. - И попросил организовать хор. Тогда каждое учреждение должно было вести общественно-полезную и культурную работу. Я создала хор. На каком-то смотре так и объявили: «Выступает хор гинекологов». Зал взорвался от хохота».

Сподвижник Кабалевского

Как хормейстер Регина Семёновна сотрудничала с приезжими знаменитостями - с Пахмутовой, Фельцманом (автор музыки к хиту «На тебе сошёлся клином белый свет») и с Аркадием Островским («Пусть всегда будет солнце» и «Спят усталые игрушки»).

А ещё стала одним из соавторов композитора Дмитрия Кабалевского по созданию программы для обучения музыке детей. Работала по ней, преподавая в музыкальном училище, внедряла.

В итоге в 1980 году её имя внесли в Книгу лучших учителей России, она заслужила звания ветерана становления Калининградской области, Отличника народного просвещения, стала Заслуженным работником культуры Российской Федерации и Заслуженным деятелем Всероссийского музыкального общества, а также членом-корреспондентом Международной академии наук педагогического образования.

С правнучкой Евой.

В 2012 году победила в конкурсе «Патриот Земли Российской имени Великого князя Александра Невского», как руководитель детского музыкального театра «Сюрприз», который организовала при Доме офицеров 23 года назад. С ребятами Регина Семёновна поставила полтора десятка мюзиклов, а к шести из них написала музыку.

Поеду к Газманову!

Однажды Регина Семёновна подсчитала, что у неё набралось более 5 тысяч учеников. Самый знаменитый, конечно, Олег Газманов.

Правда, она у него не преподавала. Она его открыла!

«Жили мы с родителями мужа на улице Горького. Однажды свекровь приболела. Пришла врач. Это и была мама Олега.

Узнав, что я музыкант, попросила послушать сына. Привела его.

Шестилетний мальчик категорически отказывался слезать с новенького велосипеда. Тогда мы втащили велосипед в квартиру. Олег покатался по комнатам, потом всё же подошёл к пианино. Я попросила: «Спой мне». «Не буду!» Я стала перебирать звуки, а он точно их воспроизвёл. Сказав маме, что слух приближен к абсолютному, посоветовала вести в музыкальную школу, отдавать в класс скрипки.

Через много лет представила Олега заведующему эстрадным отделением нашего музыкального училища. Так и сказала: «Ни грамма вокала, но великолепен!» Имела в виду, что оперного голоса у него нет. Но для эстрады имелось всё - талант, энергия, песни!»

Воспоминания прервал телефонный звонок. Регину Семёновну звали на «Первый канал», на съёмки передачи к юбилею Газманова.

«И поеду!» - решительно приняла она приглашение.

Комент