Кирха в Гвардейском: переплетение событий и судеб

kirha.jpg

Галина ЛОГАЧЁВА

Если двигаться от Калининграда к польской границе, то, не доезжая до Багратионовска километров 12, внимательный путешественник обязательно заметит слева хорошо сохранившуюся кирху. Некоторые даже специально сворачивают с дороги, чтобы, подъехав поближе, запечатлеть её на телефон. 
Посёлок, где находится этот памятник архитектуры, называется Гвардейское (у немцев Műhlhausen — Мюльхаузен). Въезжаешь туда, и ощущение, что попал в XIV век: домики низенькие, ещё довоенные, и тихо-тихо. Только перекликаются петухи, да лают собаки. Главная дорога выложена разноцветным полевым гранитом. Булыжники небольшие, продолговатые, и примерно одного размера.  
Отпирает нам дверь кирхи Елена Каац, прихожанка лютеранской общины, куда входят в основном русские немцы. 
Мы заходим в притвор (небольшое пространство между дверью и собственно храмом, - авт.). Именно здесь когда-то стояли кающиеся и оглашенные, не смея войти внутрь. (Оглашенный — это человек, готовящийся принять таинство крещения и стать членом Церкви.) В те времена таковыми большею частью были, конечно же, пруссы, отрекающиеся от своих языческих богов.
Вообще, человеку, имеющему воображение, легко представить, кого и что видели эти древние стены, пережившие многое и многих. Кажется, и у них есть души: вот только говорить эти камни не могут. 

Крестить везут из Германии
Но если бы могли, эти стены поведали бы об укладе и обычаях первых немецких переселенцев. О братьях-рыцарях, под чьим надзором и возводилась кирха в начале XIV века. О строительстве мельницы и домов около неё. Кстати, из-за появления мельницы селение и получило название Мюльхаузен, что значит «Мельничные дома». 
О временах тевтонов напоминает сейчас большая могильная плита из розового гранита, выставленная в притворе кирхи справа. На ней по бокам высечены имена восьми крестоносцев, видимо, павших в одном сражении, возможно, с литовцами. В центре — барельеф знатного рыцаря с мечом.
- Эту плиту мы нашли на задворках, - поясняет Елена. - Уже нашёлся потомок одного из тевтонов, чьё имя начертано на плите. К нам ведь приезжают и помогают с реставрацией кирхи те немцы, которые родились на территории современного Багратионовского района и которых депортировали в Германию в детском возрасте. Они и сфотографировали эту древнюю плиту и разместили снимок в соцсетях. Живут они в разных городах Германии, но раза два в год собираются в поселении Ферден, что в Нижней Саксонии. Дружат с общественниками из Багратионовска и нас, русских немцев, приехавших в Калининградскую область из Киргизии, Узбекистана, Казахстана, с Урала, опекают. Их потомки даже своих детей в нашу кирху привозят крестить: такая вот она знаменитая.

Разрешил сам Папа Римский
А знаменитой кирху сделали люди. Началу её известности положил дворянин из Лотарингии некий Кунхайм Даниэль фон (1430-1507 гг.) Он был младшим сыном в большой семье и, не имея надежд на получение наследства, отправился в поисках счастья в далёкую Пруссию. 
Здесь в качестве золькнерфюрера, командира наёмных солдат, он вербовал горячих парней для Тевтонского ордена на войну с Польшей. Видать, был усерден в этом деле и преуспел. За что Великий магистр Людвиг фон Эрлихсхаузен пожаловал Даниэлю несколько больших наделов земли, включая Мюльхаузен и Кнаутен (ныне посёлок Прудки, в трёх километрах от Гвардейское, - авт.)
Какие грехи отягощали душу вышеупомянутого раба божьего Даниэля, ставшего в одночасье крупным землевладельцем, — уже никто не скажет. Понятно только, что встречи со Всевышним он побаивался, - факт. Готовился к ней обстоятельно и вдумчиво. Даже совершил паломничество в Рим (чуть ли не подвиг, учитывая неблизкий и небезопасный по тем временам путь). Сумел там получить аудиенцию у Папы и выхлопотать для себя его согласие на попечительство над обветшавшей церковью в Мюльхаузене. Взамен Кунхайм Даниэль фон получил полное отпущение всех своих грехов.
Здание церкви он отстроил чуть ли не заново, после чего мирно скончался у себя дома в окружении родных и был погребён в подвале кирхи под её алтарной частью. Кстати, мы забыли сказать: кирха носила и носит имя Святой Анны.

Лечил Коперник
Сын Даниэля, Георг фон Кунхайм, также попал на скрижали истории. А всё потому, что был одним из приближённых первого герцога Пруссии Альбрехта Бранденбург-Ансбахского. 
Альбрехт, человек незаурядный, прославился тем, что по совету церковного реформатора Мартина Лютера произвёл в Пруссии по сути бескровный переворот. (Именем Лютера названо одно из направлений протестантизма — лютеранство.) Общаясь с самыми передовыми людьми того времени, Альбрехт сумел преобразовать орденское церковное государство в светское и вместо католичества ввёл лютеранство. 
Поэтому когда Георг фон Кунхайм тяжело заболел, лечить его пригласили знатного врача Николая Коперника (это потом он уже стал известным на весь мир астрономом). Кстати, медицинской практикой он занимался безвозмездно. 
В апреле 1541 года Коперник приехал в Кёнигсберг и находился у постели умирающего до 3 мая. Георга фон Кунхайма на ноги он в итоге поставил. Но через два с половиной года хворь всё же взяла своё. Георг умер и был похоронен в Мюльхаузене. Там, где и его отец, в подвале кирхи под её алтарной частью. 
Оставил Георг фон Кунхайм после себя на этом свете восемь детей. Но знаменитым стал только последний его сын, также названный Георгом. 

Дочь Мартина Лютера
Этот Георг фон Кунхайм учился в Виттенберге и там познакомился с Маргаритой, младшей дочерью Мартина Лютера. 
Она не имела дворянского звания, была бесприданницей и к тому времени сиротой. Но всё это не сыграло роли. Между молодыми людьми вспыхнуло чувство, они поженились и в 1557 году обосновались в фамильном имении Кунхаймов Кнаутен (Прудки).
Маргарита, видимо, в развлечениях не особо нуждалась. Спокойная жизнь в деревне, на природе, её вполне устраивала, вписываясь в представления о супружеских взаимоотношениях и обязанностях. Рождение и воспитание детей, посещение церкви, прогулки по окрестностям — что ещё нужно для счастья? 
Увы, младшая дочь Лютера прожила только 36 лет, из которых 15 она состояла в благополучном браке. Родилось у них с мужем девять детей (шесть из них умерли в младенчестве). Маргарита скончалась в 1570 году и была погребена в Мюльхаузене, там, где и её маленькие дети.
Что ещё о ней известно? Что в имении Кунхаймов несколько раз гостил брат Маргариты Ганс Лютер. А в церкви Святой Анны находились портреты: поясной — Мартина Лютера (кисти Лукаса Кранаха Старшего) и самой Маргариты в возрасте 23 лет кисти Лукаса Кранаха Младшего. 

Их могилы
Елена, «хранительница ключей» от лютеранской кирхи в посёлке Гвардейском, подводит нас к двум надгробиям из розового гранита, которые стоят внутри церкви. Одно посвящено памяти первой жены Георга фон Кунхайм-младшего Маргарите, другое — памяти второй его жены - Доротеи фон Эльсниц. 
«Вот нашли в алтарной части разбитыми. Мы складывали эти плиты по кусочкам, как пазлы, - поясняет нам Елена и прибавляет: - Доротея родом из богатых дворян, её родственники были приближены ко двору герцога Альбрехта, участвовали в делах управления Пруссией». 
Кстати, Доротее также не удалось пережить Георга, она скончалась в 1602 году, родив ему восьмерых детей. Сам Георг фон Кунхайм-младший пережил Доротею на 9 лет и умер в Кнаутене в 89 лет (очень почтенный возраст для того времени).
Я обращаю внимание Елены на ход, заложенный кирпичами, который ведёт под стену, видимо, в подвалы. 
«Пожилые люди мне рассказывали, - говорит Елена, - что когда они были детьми, они лазили в эти подвалы. Там в нишах стояли гробы, некоторые висели на цепях. Потом, в 1946-1948 годах, кто-то из взрослых вызвал солдат и те закидали подвалы гранатами... Была война, обиды — всё естественно…»
- А что же случилось с кладбищем, примыкающим к кирхе? (Именно там, очевидно, и была похоронена дочь Мартина Лютера Маргарита, так как не принадлежала к дворянскому сословию.)
«Оно было заасфальтировано в советские годы, - продолжает отвечать на вопросы Елена. - Ведь в церкви складировали и дробили зерно, мололи муку, поэтому в стене пробили дверь, через неё ходили трактора и машины. Найти сейчас могилу Маргариты - нереально».

Надо торопиться. Но не спеша
С середины 1990-х годов кирху Святой Анны постепенно приводят в порядок представители Немецкой евангелическо-лютеранской общины. Сначала отремонтировали её снаружи, огородили и благоустроили территорию. Затем очередь дошла до восстановления росписи деревянного потолка. 
Чтобы отреставрировать фрески XVII века над алтарной частью, изображающие «Судный день», в Гвардейское приезжали работать специалисты из Русского музея Санкт-Петербурга, а также из московской художественной академии. 
Елена показывает нам хорошо сохранившиеся на потолке образы Андрея Первозванного и Иоанна Богослова.
И сегодня работы в церкви продолжаются. Сейчас она внутри вся уставлена лесами.  
«Ремонтировать своды зала, крышу мы будем в первый раз, - поясняет Елена Каац. - До осени надо успеть всё сделать. Как только закончатся реставрационные работы, мы сразу же проведём большое мероприятие, посвящённое памяти Мартина Лютера. Приедут гости, соберётся наша община, будет большое богослужение, затем концерт. Вообще наша церковь — культурный центр поселения: это и музей, и лекторий, и зал для проведения концертов, а по воскресеньям, в 3 часа дня, - место для богослужений. На все мероприятия могут приходить все желающие».
 
Суровая Кэте. Или судьба смеётся 
И напоследок. Читателям, одолевшим предыдущие главы, я расскажу одну любопытную историю. Она о человеке, который проповедовал строгие правила, и о том, как над ним посмеялась судьба.
Поскольку у нас часто упоминался церковный реформатор Мартин Лютер, то речь пойдёт о нём.
Этот весьма серьёзный господин был невысокого мнения о женщинах. Именно он пускал гулять по свету такие фразы: «Жена должна подчиняться мужу» и «Когда бабы заправляют дома, до добра это не доведёт». Однако женившись, Лютер стал примерным подкаблучником. 
А дело было так. До 12 послушниц из монастыря Мариентрон в Нимбшене близ Гриммы, начитавшихся трактата Лютера «О брачной жизни», дошло, что их учат невесть чему. Особенно встревожил девушек призыв: «Плодитесь и размножайтесь!» (Так вот, оказывается, в чём жизненная задача женщин!) Взволнованные таким открытием, сёстры написали тайком письмо Лютеру, где сообщили, что готовы на немыслимое. На побег из монастыря! 
И Лютер помог им совершить этот отчаянный поступок! (Смелость такого шага состояла в том, что в те времена в случае поимки беглянок ожидали Божье проклятие и публичная казнь.)
Итак, в ночь накануне Пасхи, в Великую субботу, под покровом темноты, все 12 молодых монашек перелезли по верёвке через высокую монастырскую стену. Под ней их уже поджидала повозка, которую выслал Лютер. Хозяин повозки, приво-
зивший иногда в монастырь бочки с сельдью, укрыв девушек рогожей и примотав их к телеге, благополучно доставил сбежавших к Лютеру.
И церковный реформатор, известный своими трудами на всю Европу, 11 монашек выдал замуж. Никак не мог пристроить он только одну. По имени Катарина фон Бора. То её отвергли родители жениха, то ей не нравился очередной претендент. 
В итоге Лютер, как честный человек, женился на ней сам. Перечеркнув свои же принципы. (Он всегда всем говорил, что никогда не свяжет себя узами брака.)
Катарина же, став супружницей, осмотрелась и смекнула, что муж её не больно-то сведущ в денежных и хозяйственных делах. И забрала бразды семейного правления в свои, надёжные, бережливые, руки. (Лютер отличался щедростью и жертвовал направо и налево, чего не одобряла его экономная жена). 
Со временем Катарина, деятельная и рачительная, превратила Мартина Лютера, бывшего монаха, воспевавшего нищенство, презирающего быт, в избалованного роскошью человека. Полюбившего хорошую еду, тепло и уют. В доме Лютеров появились баня и удобная уборная, а также дорогие рукомойники в комнатах. 
Друзья реформатора, его последователи и просто знакомые Катарину побаивались, называя «Суровая Кэте». Муж же души в ней не чаял и с любовью повторял: «Хозяин у нас в доме – моя Кэте».  Вот так.

О пользе уединения
И последнее, что всё-таки ещё хотелось бы сказать о кирхе и о Мюльхаузене. В 1560 году поселился в здешних краях с семьёй один чудак, вложивший свою жизнь в осуществление мечты. 
Имя этого знаменитого обитателя Мюльхаузена - Каспар Хенненбергер (1529-1600). Пригласил его Георг фон Кунхайм-младший, чтобы служить в кирхе Святой Анны, традиционно опекаемой семьёй Кунхаймов. 
Пастор Каспар Хенненбергер болел идеей. Он увлекался картографией, изучал карты земель Германии и всё переживал о том, что в Пруссии нет нормальных карт (те, которые считались картами, напоминали детские рисунки). 
Хенненбергер, работая в сонной тиши сельской местности, подбадриваемый семейством Кунхаймов, покровительствуемый самим герцогом Пруссии Альбрехтом Бранденбург-Ансбахским, проделал в одиночку просто титаническую работу. Итогом её стала точнейшая карта Пруссии, ставшая основой для составления последующих карт этой территории почти на триста лет вперёд.
Его карта была благополучно издана в 1576 году в масштабе 1:400000. А спустя какое-то время Хенненбергер перебрался в Кёнигсберг. Служил пастором в Лёбенихтском госпитале. Там он и умер. И был похоронен в госпитальной церкви.                              

(В следующем номере газеты «Гражданин» мы пригласим читателей на очередную экскурсию в неизведанное.)