Улица Леонова или Hindenburgstraße

Как Кёнигсберг отметил победу над русскими войсками и что именно символизируют «девичьи» горельефы на старом немецком здании на ул. Космонавта Леонова, 6-8, рассказывает наша сегодняшняя экскурсия

Юлия ЯГНЕШКО

В 1700 году, когда Кёнигсберг ещё делился на три города, местность, по которой сегодня проходит улица, приписали к городу Альтштадту. А называлось поселение Хуфен. Возможно, от слова «huben», которым обозначали в старину единицу меры площади.
Собственно районом Кёнигсберга Хуфен стал только в 1910 году. И делился он на три части - Хинтерхуфен, Миттельхуфен, Фордерхуфен (Дальний, Средний, Ближний). Здесь имелись электростанция, трамвайное депо и пивоварня, а изюминкой стал, конечно, зоопарк, открывшийся в мае 1896 года.

Реванш через века
До перехода города к СССР улица носила имя немецкого военачальника Пауля фон Гинденбурга, фельдмаршала и рейхспрезидента. А в 1914 году его называли даже спасителем Кёнигсберга и всего востока Германии! Ведь именно его армия разбила тогда 2-ю русскую армию генерала Самсонова у местечка Танненберг и заставила русских отступить. 
f4.jpg
Эту победу немцы восприняли как реванш за Грюнвальдскую битву, которая случилась именно в тех местах на 500 лет раньше. И город не поскупился на почести. Уже 16 сентября Гинденбург стал почётным гражданином Кёнигсберга, а его удостоверение поместили на хранение в местный исторический музей. Все факультеты университета присвоили ему звание почётного доктора. И, конечно, в его честь переименовали одну из улиц.
Кстати, под Танненбергом был возведён самый грандиозный памятник германской воинской доблести. Там захоронили 20 неизвестных солдат, погибших в битвах 1914 года. И открыли его как раз к 80-летию Гинденбурга, в сентябре 1927 года. Когда в 1934 году он умер, то останки солдат переместили из главной башни, а на их месте поставили гробницу Гинденбурга и его жены. С речью на похоронах выступил сам Гитлер.
Но когда в январе 1945 года советские войска вступили в Восточную Пруссию, его прах увезли в центральную Германию. А мемориал  немцы взорвали, чтобы не допустить осквернения.

Дом актрисы
Начиналась улица с ресторана «Хуфенлаубен», который располагался в здании №2 (на углу с проспектом Мира). Оно сохранилось, но основательно перестроено. 
Зато строение №9 сохранилось лучше. Этот особняк начала XX века является памятником истории.
Кстати, подходя к нему, обратите внимание на дом №5, отмеченный мемориальной табличкой. С 1975 по 1986 год здесь жила народная артистка РСФСР Агафоника Васильевна Миропольская. В труппу нашего драматического театра она поступила в 1957-м. Лучшие её роли - Маша («Три сестры»), Анна Каренина, Негина («Таланты и поклонники»). В 1961 году она выступила и как режиссёр, поставив пьесу «Браконьеры» Э. Раннета.
Агафоника Васильевна ушла из жизни в 1996 году.

Высший Хуфенский лицей
От всех домов заметно отличается красно-кирпичное здание №6-8. Сегодня здесь располагается межшкольный учебный комбинат, где ребята получают первые трудовые навыки. А до 80-х годов прошлого века тут находилась школа №18. Она открылась 1 сентября 1950 года. Тогда, между прочим, улица звалась Большой Почтовой. (Почему — читайте в продолжении экскурсии в следующем номере нашей газеты.)
В довоенные годы здание тоже служило образованию. Его построили в 1905 году для частной женской школы. Увы, имя архитектора не сохранилось.
Здание в стиле неоготики походило скорее на дорогостоящий многосемейный дом, каких было много в Хуфене - с большими  лестничными фронтонами, декоративными аркадами и башней со шпилем, чуть выдававшимся над крышей. (Ни фронтоны ни башня не сохранились.) 
В 1921 году государство выкупило это учебное заведение и оно превратилось в Высший Хуфенский женский лицей. Желающих обучаться здесь прибывало и в 1922-1924 годах пристроили крыло, выкупив для этого с северной стороны участок питейного заведения «Тиволи».
Надзор за строительством вели сразу несколько чиновников от министерства финансов и строительства. Возведением же занимался правительственный советник Раутенберг. 
Проигранная Первая мировая война заставила отказаться от  роскошных входов, лестниц и декоративных украшений. Архитекторам оставалось лишь применять яркие цветовые решения, по-особому работать с кирпичным материалом, устраивать ниши. 
Плюс был только один — пополнился штат учителей. Многие приехали из Позена, бывшей германской провинции, которая по Версальскому договору отошла к Польше и теперь называлась Познань.
В итоге после перестройки в лицее имелось 19 классов, а также гимнастический зал и зал для черчения, помещения для ручных работ, занятий химией и физикой, класс пения. Имелся кабинет директора, конференц-зал, по кабинету для учителей и учительниц, библиотека. Истопники и охранник помещались в цокольном этаже. 
Гимнастический зал можно было быстро перестроить под аулу (актовый зал), спрятав снаряды в раздевалку. А разместив людей в эмпоре (галерея, балкон) в западной части зала в итоге можно было устроить в общем 450 мест.
Для оживления стены использовали сине-чёрный железный клинкер, из которого в нескольких местах сделали рисунок. Этот же клинкер взяли для цоколя. Окна первого и второго этажей объединяются в одно целое лежащим чуть в глубине и покрашенным белым полем парапета.  
Оба здания — одно под готику, выходящее к улице только торцом, и другое, прагматичное, растянувшееся вдоль улицы, расчленённое только вертикальными кирпичными поверхностями, — были связаны высокой крышей... 
В апреле 1945 года по этим кварталам наши солдаты пробивались с боями к центру города. Здание тоже пострадало, но незначительно. При ремонте крышу немного переделали, а вот фронтон восстанавливать не стали. 
Зато над входом с северной стороны уцелели скульптурные портреты двух девочек из глазурованной керамики, которые поместили тут в 1922 году. Автор — знаменитый художник Кёнигсберга Станислаус Кауэр.

(Продолжение экскурсии следует.)

Комент