Стрелковый король

В августе 1640 года курфюрст Георг Вильгельм окончательно забраковал стрельбу из арбалета по деревянным птицам, предпочтя стрельбу по мишеням из мушкета.
И, победив в соревнованиях, стал «стрелковым королём»

Галина ЛОГАЧЁВА

Сорокатрёхлетнего курфюрста Георга Вильгельма, перебравшегося в августе 1638 года со всем своим двором из Бранденбурга в Кёнигсберг, не радовало ничего. Ни преданность и заботы жены Елизаветы Шарлотты Пфальцской, ни четверо послушных детей. Он умирал. Медленно. Мучительно. 
strel_korol.jpg
- Vanitas vanitatum et omnia vanitas, - часто теперь приговаривал угасающий курфюрст. Что в переводе с латинского означает «суета сует и всё – суета». 
Ещё в 25-летнем возрасте Георг Вильгельм неудачно упал с лошади и повредил голень. Вскоре немощь поразила и другую ногу. С той поры молодой курфюрст часто передвигался на носилках. А к сорокалетию судьба преподнесла ему и другой удар – водянку.
- Курфюрст скоро умрёт... – Задумчиво произнёс всесильный министр Адам фон Швартценберг, прогуливаясь однажды с герцогом Эрнстом Богуславом фон Крой по замковому парку. 
- И что ты хочешь предпринять? – Поинтересовался герцог, разглядывая причудливо подстриженный куст.
- Ещё не знаю. – Ответил министр. – Но пока курфюрст жив, надо войти в доверие к курпринцу. Чтобы он считал меня другом его отца… Когда этот недоросль станет властителем, то его легче тогда будет держать в стороне от всех государственных дел.  - Фридрих Вильгельм (старший сын курфюрста, - авт.) – слишком замкнут, несмотря на то, что ему всего лишь двадцать лет. – Возразил герцог. – Что у него на уме – никто не знает…
- …Это понятно, - нетерпеливо перебил его министр. – Однако где есть воля, там есть и путь. Что ты можешь посоветовать? – (И, полушёпотом.) – В долгу не останусь.
- Если умирающего курфюрста ещё можно чем-то отвлечь, то только состязаниями стрелков. – Глядя задумчиво себе под ноги, молвил герцог. – Вот, кстати, – указал он на медвежатник, возле которого они как раз и проходили, - прикажи расширить его под псовую охоту с галереями для арбалетчиков и зрителей...   
- …Да! Надо устроить соревнование стрелков! – Подхватил идею министр. – Где победит курфюрст! А профессор Симон Дах сложит в честь замечательной победы Георга Вильгельма стих! (Тот самый Симон Дах, которому приписывается авторство текста к песне «Аннке из Тарау», - авт.) 
… Буквально через час после этого разговора деятельный министр Адам фон Швартценберг уже организовывал стрельбище в медвежатнике. Лично распорядился соорудить в ветвях огромной вековой липы, растущей в замковом парке, одну над другой пять галерей. (С верхней галереи открывался особенно роскошный вид на всю окрестность.)
А ближе к вечеру он уже стоял у постели курфюрста, приговорённого судьбой к скорой смерти, и вдохновенно рассказывал ему о предстоящих соревнованиях. 
Больной поначалу оставался безучастным к воодушевлённой болтовне своего министра. Отсутствующим взором скользил он по складкам массивных бархатных штор, по расписанному фресками потолку с изображением мускулистого Марса в объятиях тучной Венеры, блистающей необычно пышными формами. (В традициях барокко, - авт.)
Но, мало по малу, он начал прислушиваться к монологу Адам фон Швартценберга, взгляд его становился осмысленным. Наконец, он поднял глаза на своего министра и тихо сказал: «Хочу стрелять из мушкета по мишеням с расстояния в сто шагов»... 
- Но… Почему из мушкета? – Заспорил было министр. – У меня всё готово для стрельб из арбалета по деревянным птицам!
Однако курфюрст так на него взглянул, что Адам фон Швартценберг поспешно заверил: «Через три дня всё будет готово к стрельбам из мушкетов!»
Опечаленным вышел министр из покоев курфюрста: в Кёнигсберге мало кто знал, с какой стороны берётся в руки мушкет. Ремесленники, купеческие сыновья, а так же члены муниципалитета, неся городскую повинность, упражнялись по воскресеньям в стрельбе из луков и арбалетов по деревянным птицам. Поскольку огнестрельное оружие они, во-первых, считали дьявольским, а, во-вторых, бессмысленным. 
- Опытный лучник превосходит мушкетёра и в скорости, и в точности стрельбы. – Расстроился в свою очередь член муниципалитета, отвечающий и за проведение соревнований, и за воинскую мобилизацию. - Из 20 выпущенных стрел на 100 ярдах (91 м) в цель попадает 16, мушкет в тех же условиях в лучшем случае имеет лишь 12 попаданий из 20.
Но Адам фон Швартценберг раздражённо прервал его причитания: «Чтобы через три дня нашли мне хотя бы двух человек, понимающих, как стрелять из мушкета!» 
… Через три дня в замковом парке царило радостное оживление. Зрители расселись на галереях, в том числе и на тех пяти, что обустроили в ветвях вековой липы. На носилках прибыл курфюрст Георг Вильгельм. 
Соревнования начались. Сначала стрелял курфюрст. Под восторженные возгласы он попал 3 раза, сделав 5 выстрелов. Его  же соперники выглядели жалко: один забыл вытащить из ствола шомпол и тот улетел в сторону, другой и вовсе покалечился, зарядив мушкет двумя пулями. 
И, хотя Георга Вильгельма и объявили «стрелковым королём», а профессор Симон Дах прочёл в его честь шестикуплетное стихотворение, однако и сам курфюрст, и его семья остались недовольными своим министром – победа была «ненастоящей». 
А три месяца спустя, 1 декабря 1640 года, Георг Вильгельм умер и был похоронен в кёнигсбергском Кафедральном соборе. Молодой его сын отстранил Адама фон Швартценберга от занимаемой должности. Что же касается стрельбы из мушкета по мишеням, то она вошла в моду у кёнигсбержцев, вытеснив стрельбу из арбалета по деревянным птицам.

Иллюстрация Екатерины Стийчук